«Уход General Motors из РФ — очень серьезный сигнал для правительства с точки зрения ситуации в отрасли»

4 апреля 2015 г.

 При этом если 2009–2010 годы запомнились наблюдателям скандальным отзывом дилерств у тех или иных региональных игроков, то сейчас авторитейлеры по своей собственной инициативе закрывают убыточные салоны. В свою очередь сами автопроизводители оптимизируют свои модельные линейки, а некоторые из них полностью покидают российский рынок, чего раньше не наблюдалось. О путях выхода из сложившейся ситуации в отрасли, ликвидных и неликвидных брендах и стратегии поведения на рынке в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ МЕСАРКИШВИЛИ рассказал соучредитель ГК «Первая Автоколонна» (г. Иркутск) ПЕТР ХОМЯКОВ.

ГК «Первая Автоколонна» ─ официальныйдилер Mercedes-Benz, Porsche, Volvo, Jaguar, Land Rover, Ford, Mazda вИркутскойобласти. До января 2014 года также являлась дилером Chevrolet, до мая 2014 ─ KIA. Салоны всех марок расположены на территории «дилерской деревни» на улице Ширямова. По итогам 2014 года, авторитейлер занял 11 место (13,7%) в подготовленном «КС» рейтинге автодилеров Сибири по показателю доли рынка в основном регионе присутствия. Основными учредителями группы компаний являются Вячеслав Чертков и Петр Хомяков.

Последствия ухода General Motors из России

— В последнее время основная тема, которая обсуждается повсеместно в автомобильных кругах, — это уход из России марок Chevrolet и Opel. Вы не понаслышке знакомы с дистрибьютором GM в России и даже в определенной степени предвосхитили события, добровольно отказавшись в начале 2014 года от дилерства Chevrolet. Является ли это совпадением или уже тогда вы предвидели такой итог и считаете его закономерным?

— Мы подписали договор с General Motors в 2012 году и выходили на рынок вторыми дилерами по марке Chevrolet. В дальнейшем планировалось расширить этот бизнес за счет брендов Opel и «GM-АвтоВАЗ». В свою очередь первый дилер концерна — «Люкс Авто» проработал с ним около восьми лет, но уровень продаж в городе не устраивал дистрибьютора, поэтому и было сделано предложение нам.

В итоге мы проработали с GM порядка двух лет, и взаимодействие с командой дистрибьютора было для нас комфортным. Мы реализовывали около 70% всех новых Chevrolet в Иркутске, но сервисный парк оставался небольшим. Дело в том, что как показала наша практика, сибирские клиенты (не считая тех, кто сразу идет в «гаражные» СТО) в 90% случаев предпочитают обслуживать автомобиль у дилера, у которого они его купили, а выбор в пользу альтернативного дилера делают лишь в случае наличия скандала или каких-то личных накопившихся обид. Поэтому как второй дилер Chevrolet мы не могли обеспечить желаемую загрузку сервиса.

Кроме того, из всего портфеля представляемых нами брендов больше всего клиентских проблем наблюдалось именно с Chevrolet, из-за качества автомобилей.

Экономическая ситуация также не способствовала улучшению бизнеса. Конец 2013 года был тяжелым, и у Chevrolet падение было существенным. Более того, у марки были большие склады, дистрибьютор пытался принудительно распределить их по своим региональным партнерам под угрозой санкций. Тем более повод для этого был, учитывая, что у многих дилеров, включая нас, полнофункциональные салоны не были запущены. Но в той ситуации при двух работающих дилерах GM мы не готовы были инвестировать в строительство полнофункционального салона. Также у нас было понимание, что малейшее ухудшение ситуации на рынке может привести к возникновению жестких убытков, поскольку маржинальность была низкой.

В итоге, проанализировав положение дел, мы сами приняли решение закрываться, о чем я, позвонив, и сообщил одному из топ-менеджеров дистрибьютора, с которым мы вели переговоры. Я был удивлен его реакции. Дистрибьютор пошел на попятную, уговаривал нас остаться. Но с моей точки зрения предельная полезность работы с GM была исчерпана. Лучше зафиксировать убытки, чем потерять больше потом. GM понимал, что если ему удастся найти новых партнеров в регионе, то это будут дилеры новой волны, которые должным образом не смогут представлять марку.

В общем, мы закрыли направление GM и вздохнули свободно. Как показало время, наше решение оказалось единственно верным.

— В вашем случае ситуация понятна. Если же говорить в целом про уход GM из России, то мнения сибирских дилеров различаются. Одни говорят о тяжелом положении концерна во всем мире и о тактических просчетах в России, что и привело к сворачиванию бизнеса. Другие подчеркивают, что решение было оглашено в годовщину присоединения Крыма к России, и указывают на то, что одновременно с уходом из России GM, дескать, объявил об усилении присутствия на Украине. Какой версии придерживаетесь вы: политической или экономической?

— Убежден, что там нет политики! О политической версии могут говорить те, кто не сталкивался с экономикой этого бизнеса. В любой ситуации бизнес старается по-максимуму дистанцироваться от политики. На глобальных рынках у GM ситуация, на мой взгляд, была не очень хорошая. Просто как американская компания они первыми пострадали в России.

Однако, на мой взгляд, уход GM — очень серьезный сигнал для правительства РФ, с точки зрения ситуации в отрасли. Речь идет о том, что теперь есть прецедент, дающий понимание властям о масштабах кризиса. Вот Игорь Шувалов (первый заместитель председателя правительства РФ. — «КС») сообщает, что кризис пройден. Я, конечно, понимаю, что он должен такое говорить как политик. Но, как известно, на одного человека в производстве приходится до 20 человек в продажах, сервисе, логистике и маркетинге. На заводе GM в Ленинградской области работало около 3000 человек, поэтому исходя из мультипликатора около 60 тыс. человек осталось без работы. Отдельная история — 300 дилеров GM в России, которые, откровенно говоря, «попали». Куда в такой ситуации им податься?

Подробности на http://www.ksonline.ru/stats/-/id/3952/

Вернуться к списку новостей